Случайное фото
img_0219_2.jpg 8-07-2014_9.jpg img_7921.jpg img_1218_1.jpg
© Церковный календарь
Радио Радонеж (Москва 72,92 FM) онлайн Слушайте прямой эфир православной радиостанции Радонеж (Москва 72,92 FM) онлайн, в хорошем качестве.

И ПЫЛАЛИ КОСТРЫ ИЗ КНИГ

7 октября 1995 года

«НАША ЖИЗНЬ»

      ОТЕЧЕСТВО МОЕ

И      ПЫЛАЛИ КОСТРЫ ИЗ КНИГ

26 ноября 1918 года Совнар­ком под председательством В. Ленина издает декрет о так на­зываемом «Порядке реквизиции библиотек, книжных складов и книг вообще». 25 января 1919 года в Москве Наркомпрос соз­дает комиссию по организации Центрального управления биб­лиотечным делом в России, в чем главную роль играли Н. Крупская, В. Брюсов, и другие. Создаются отделы нового народного образования в Туле, Калуге и по губернским горо­дам, уездным отделам. В Тару­се, например, в те годы руково­дила Е. Знаменская. Она док­ладывала в Москву 7 февраля 1919 года: «Уже свезено до 200 пудов иностранной литерату­ры».

«Указатель» запрещал для чтения в России Платона, Кан­та, Шопенгауэра, Вл. Соловь­ева, Тэна, Рескииа, Ницше, Льва Толстого (следует, вспом­нить долгую борьбу большеви­ков с «толстовством») Лескова, Ясинского. Нельзя было читать и множество других авторов. Крупская распорядилась в «Указателе», чтобы отдел рели­гии содержал только антирелигиозные книги… Вот почему, да­же пролетарский писатель Го­рький в письме к В. Ходасеви­чу 8 ноября 1923 года назвал такую попытку «духовным вам­пиризмом». Куда же последова­ли конфискованные под шумок Крупской несметные книжные богатства России?

Интересен малоизвестный факт из пашей отечественной истории, предшествовавший изъятию церковных ценностей большевиками в 20-е годы. А именно, факт так называемой реквизиции, а вернее, тоже изъятия книжных библиотек из бывших дворянских усадеб.

Церковные ценности, по бо­льшей части представлявшие произведения искусства, кон­фискованные большевиками из церквей, под предлогом, якобы, помощи    голодающим   Поволжья, были сплющены под лом цветных металлов и отправлены Лениным эшелонами в Германию. И книжные культурные ценности России постигла тоже бесславная участь.

Результатом этого последо­вали опечатывания и вывоз книг из бывших помещичьих усадеб, частично в Москву, под замок, а вот судьба книг, пои­менованных в «Указателе» Крупской,   оказалась трагичной.

Трагическая судьба   постигла, одновременно с духовной культурой, и весь российский народ. Теперь становились   понятными слова прозорливого старца   оптинского Нектария,   неоднокра­тно повторяемые им   приходя­щим посетителям: «Судьба царя — судьба народа!»   Гильотина; обрушавшаяся на головы   чле­нов царской семьи Романовых, затем обрушилась на     головы самого народа и его   духовной культуры и ценностей. В огром­ной стране нет семьи,   от   ин­теллигентской до   крестьянской, которой бы не коснулись боль­шевистские репрессии. Порой эти репрессии продолжались все семьдесят с лишним лет совет­ской эры уже в отношении де­тей и внуков, потомков росси­ян, о чем тульские краеведы и историки вынужденно   молчали до последнего времени.

По свидетельству очевидцев существует весьма интересный и малоизвестный факт для ту­ляков новых поколений и кра­еведения. В 1920-е годы за го­род из Тулы шли целые колон­ны грузовиков, крытых, брезен­том. Что возят, горожане не подозревали. Свидетелями бы­ли, как правило, лишь случайные люди. Затем за городом заполыхали пожарища — сжигались горы книг! Чтобы учесть сто­имость экзекуции для России, следует вспомнить масштабы страны и число городов. За экзекуцией над культурой на­рода и ее проведением зорко следили приставленные геростратами красноармейцы в буденовках.

По распоряжению Крупской сжигалась, идеологически вред­ная, по ее мнению, для народа литература, книги так называемого религиозно -идеалистиче­ского содержания. Горела русская философия в лице Нико­лая Федорова: славянофила Хо­мякова, русских народников-богоискателей, многотомные труды философов Вл. Соловь­ева, Н. Бердяева, С. Булгакова. Горели романы и книги самого реакционного, по мнению Круп­ской, защитника самодержавия и православного мракобеса Фе­дора Достоевского. Горели кни­ги философов древней. Греции-Платона и Аристотеля и фило­софов Германии. Горели горы книг из бывших  дворянских, усадеб и, в основном, из цер­ковных и духовноучилищных, и массовых народных   библиотек.

Особо яростно сжигались цер­ковные книги. Под предлогом «сохранения книжных богатств (вспомните одновременное изъятие церковных ценностей «в помощь голодающим Повол­жья»), изымались библиотеч­ные сокровища для их уничто­жения. Современные историки, статистики опубликовали новые данные, по их мнению, в этот и последующие  периоды,  советскими геростратами было унич­тожено 80 процентов всех икон и книжных  богатств России, создававшихся на протяжении тысячелетий истории  страны. Старожил Тульского края Петр Ларин вспоминает: «Люди, слу­чайно оказавшиеся при сож­жении книг,- пытались хоть что-то взять «себе, выпрашивали и умоляли красноармейцев, про­водивших экзекуцию. Кто по ин­теллигентнее, шли в город, бра­ли хлеб, соль, махорку и за взятку выпрашивали книги у красноармейцев, выхватывая из огня…  Без слез нельзя было смотреть! Какие ценности горе­ли! Порой тома книг в золоченых переплетах…»

«Охрана в буденовках гро­зила стрелять по самовольни­кам, пытавшимся взять книгу… Затворами щелкают, кричат: «Разойдись!» Очевидно, было дано указание строго просле­дить за уничтожением книг, за неукоснительным выполнением приказа»,— говорит Петр Мо­исеевич, в бытность свою ока­завшийся свидетелем этих событий в Туле.

Однако вековечность нашей культуры и ее неуничтожимость объясняются высокой духовно­стью самого русского человека-интеллигента!

Подобные экзекуции над кни­гами были не только в г. Туле, но и по уездам, например, в Узловой, в Епифани и в других местах. О годах «культурной  революции» в Туле местные историки стараются не вспоми­нать. А ведь новому поколению россиян свою историю придется собирать по крупицам. Ибо на­стало время «собирать камни»… Тем более, что губернский архив Тульской области был сожжен по приказу — инструкции НКВД в годы второй мировой войны, перед  вступлением гитлеров­ских войск под Тулу.

Посредством «культурной революции» вместе с духовной культурой народа уничтожалась сама культура российской жизни, ее интерьер, архитекту­ра. Духовный и культурный ге­ноцид, который пережила Рос­сия с октября 1917 года, повлек тягчайшие нравственные пос­ледствия для русского народа. Плоды чего мы переживаем ныне. Крайне низкий уровень, нравственного и правового сознания граждан нашей страны, отмечаемый зарубежными гостями, приез­жающими в Россию, есть последствие геноцида, как карате­льной гильотины революцион­ной идеологии и практики. Стараниям Крупской,   Виноградова, Брюсова   и иже с ними   при­надлежит историческое   преступление — уничтожение ценней­шей   исторической библиотеки монастыря Оптиной пустыни, где были собраны книги, отражавшие весь тысячелетний ход исторического и      духовного развития России.

В результате такой «культур­ной деятельности» мы потеряли большую часть из духовного наследия России. Достаточно сопоставить такой факт, который приводит академик Д. С. Лиха­чев. Например, в провинциаль­ных городах Франции муници­пальные библиотеки составляют главное сокровище и достопри­мечательность, в частности, их древнейшие раритеты XII — XIV веков. В наших же област­ных библиотеках, не говоря  о районных, посетителю не предъявят и книг даже прошлого ХIX века »…

Где уж тут, после такого! Участие в советской «культур­ной» политике первых послере­волюционных лет поэта Валерия Брюсова снискало ему дурную славу и упреки не только его современников, но и потомков. Как нельзя к месту приходят на память стихотворные его строки из стихотворения «Грядущие гунны»:

Сложите книги кострами,

Пляшите в их радостном свете,

Творите мерзость во храме,

Вы во всем неповинны,

            как дети…

Но так ли уж неповинны лю­ди, творившие революцию? «Гунны» сделали свое, дело! И «индульгенция», выданная «че­твертому сословию» Брюсовым, не спасет их от осуждения по­томков. Наша неумолимая ис­тория выступает ныне «свидетельством обвинения»…

                        протоиерей Валентин  ДУДИН,

                               настоятель  Иверского храма

             пос. Теплое.

Оставить комментарий

You must be logged in to post a
video comment.