Случайное фото
img_1283_1.jpg dsc_3587_2.jpg img_9890_1.jpg img_1800_1.jpg
© Церковный календарь
Радио Радонеж (Москва 72,92 FM) онлайн Слушайте прямой эфир православной радиостанции Радонеж (Москва 72,92 FM) онлайн, в хорошем качестве.

Разминирование храма в селе Липово

Над куполом храма
эхо войны не прозвучало

2 декабря саперы тульского ОМОН провели сложную операцию по разминированию снаряда времен Великой Отечественной войны, застрявшего на тридцатиметровой высоте в колокольне храма.

В селе Липово Щекинского района при проведении наружной реставрации рабочие, которые обкладывали кирпичом храм, на колокольне в башне под самой маковкой с крестом в старой кладке обнаружили 105 миллиметровый снаряд от артиллерийского орудия. Он наполовину пробил стену и, не взорвавшись, на семьдесят лет плотно засел в кирпичном монолите.
Церковь святителя Тихона Задонского находится практически в центре населенного пункта. В случае взрыва осколки от таких боеприпасов разлетаются на расстояние до полукилометра, учитывая высоту расположения, можно сказать, что над жителями поселка нависла смертельная опасность.
Ближайшие дома от храма в десяти метрах, рядом школа, клуб, памятник и братская могила героям Великой Отечественной войны, погибшим в бою с фашистами за село Липово в декабре 1941 года.
Эхо той ушедшей войну едва не прозвучало в декабре 2014 года.

Тревожное сообщение об опасной находке поступило в дежурную часть УМВД по Тульской области, прилегающая территория была немедленно оцеплена сотрудниками полиции.
Первоначально силовыми структурами было принято решение уничтожить снаряд на месте, обложив его мешками с песком, чтобы попытаться минимизировать ущерб. Но было очевидно, что при таком способе не только реставрируемый храм получит значительные разрушения, но пострадают многие дома. Также необходимо было в кратчайшие сроки отселить половину жителей.
Разминирование имели право проводить специалисты со специальными допусками, саперы, обладающие альпинистской подготовкой.
На организационные мероприятия ушло несколько дней, круглосуточное оцепление стражей правопорядка несло службу, никого не пропуская в опасную зону.
Люди боялись выходить на улицу и боялись оставаться в своих домах, росло напряжение и недовольство затянувшимся бездействием.
Руководством УМВД России по Тульской области была направлена на место чрезвычайного происшествия специальная группа во главе с заместителем начальника тульской полиции Владимиром Давыдовым.
В нее вошли опытнейшие саперы полицейского спецназа.
Они поднялись на колокольню, тщательно изучили ситуацию, оценили возможность разминирования и степень риска. На совещании, проведенном в полевых условиях, приняли решение снаряд извлекать.                                                                                                       

 Под маковкой колокольни

Работать саперу в одиночку в мороз, на сильном ветру, на высоте девятиэтажного дома было слишком опасно. Экстремальные условия требовали нестандартного подхода. Начальнику инженерно-технического отделения ОМОН Михаилу Ширманову помогал сапер-альпинист Артем Домов, непосредственно руководил группой наверху и страховал командир ОМОН Константин Обушев.
Построенные реставраторами леса несколько облегчали задачу, спецназовцы подняли на колокольню необходимое оборудование, перфоратор, зубило, молотки, для страховки закрепились с помощью горно-спасательного снаряжения.
Было видно, что боеприпас чудом не взорвался в военное время.
Снаряд на излете попал ниже окошка под толстую металлическую обвязку башенки колокольни. Край конусовидного взрывателя ударился за дугу кованного металла и, обломавшись, упал рядом. Взрыватель не сработал, а сам капсюль и промежуточный детонатор остались в снаряде, грозя взрывом. Детонатор был лучевого типа. Жизненно важно, извлекая снаряд, не допустить сильного удара или попадания искры внутрь. Не пробудить смертоносную силу нескольких килограммов тротила, дремавшую под сантиметровым металлическим корпусом.
Жесткое ограничение по времени создавал короткий зимний световой день.
…По миллиметру, осторожно высверливали, выдалбливали из стены храма камни, сжимавшие страшный боевой трофей. Когда начинали неметь руки и ослаблялась чувствительность пальцев, саперы меняли друг друга. Любое неверное движение могло привести к трагическому исходу.
Кирпич подавался с большим трудом, а снаряд за прошедшие десятилетия, поливаемый дождем, нагреваемый солнцем и вымороженный стужей, словно врос в кладку.
Через час напряженнейших моральных и физических усилий почувствовали, что болванка начала слегка проседать. Еще полчаса в прямом смысле ювелирной работы по камню ушло на его полное освобождение. И Ширманов бережно принял тридцатикилограммовое тело снаряда в руки. Потом саперы обвязали опасный груз, переложили в подготовленный контейнер, с помощью блока и веревки предельно медленно и осторожно спустили его на землю…

   О риске, который оправдан

По словам зам. начальника полиции Владимира Давыдова, в разминировании принимали участие профессионалы высочайшего класса. Они работали в критических условиях высоты и сильного мороза, контролируя каждую секунду и каждый мельчайший камешек. Был ли риск? Конечно.
Любая деятельности сотрудника спецподразделения полиции связана с риском, участвует ли он в контртеррористичекой операции, задерживает ли особо опасного преступника или, как в данном случае, разминирует взрывоопасный предмет. Но каждый риск должен быть четко взвешен, оценен, рассмотрен комплексно, необходимо детально проанализировать его возможные последствия, выработать меры защиты. Только в этом случае возможно рассчитывать на положительный исход.
Непосредственно наверху разминированием руководил командир ОМОН Константин Обушев, прошедший боевыми дорогами спецназа от рядового до командира, награжденный двумя медалями «За отвагу» и двумя орденами Мужества. Его принцип работы — командир в любых условиях должен быть рядом с личным составом: на маршброске, на десантировании с вертолета, в бою и там, где разминируют снаряд.
У начальника инженерно-технического отделения Михаила Ширманова большой опыт по обезвреживанию боеприпасов времен Великой Отечественной, современных штатных и самодельных взрывных устройств. До ОМОН он служил в 51 десантном полку инженерно-саперной роты, воевал в первую чеченскую кампанию, награжден медалью «За отвагу», неоднократно был в командировках на Северном Кавказе. На его счету несколько тысяч разминированных снарядов, а значит, столько же или намного больше спасенных жизней.

  О страхе и бесстрашии

Сапер Ширманов сказал, что просто ответственно и профессионально выполнил свою работу. А на вопрос, о страхе и бесстрашии, ответил, что только внизу почувствовал, как сильно замерз за эти полтора часа на колокольне, а когда был один на один со снарядом ни холода, ни ветра, ни страха не ощущал.
В его службе бывало и пожестче, когда в армии за смену приходилось разминировать по 100 – 150 штук боеприпасов.
«В соседнем регионе житель одной из деревень, выкорчевывая деревья в старом саду, нашел в земле большое количество контейнеров с минами. Там, где стоял его дом, в войну была минометная мастерская. Боеприпасы разрушились настолько, что защитные колпачки на минах буквально развалились. К ним притрагиваешься, и сыпется взрывчатка, огромная чувствительность к удару или любому иному неловкому движению. А это центр населенного пункта, дети, старики, дома, постройки хозяйственные, животные… Если подрывать на месте, разнесет все вокруг. Жаль было ломать простую, деревенскую, мирную жизнь. Решили вывозить.
Извлек из земли, разложил на песочке, потом по одной аккуратненько донес до машины. Не ехали, доплыли, огибая каждый бугорок, на грузовике до ближайшего оврага и подорвали».
Михаил и сегодня уверен, что, ради спокойствия, безопасности людей села Липово и сохранения такого красивого храма стоило рисковать и работать, ведь подрыв колокольни изуродовал бы церковь непоправимо и повредил многие дома.

Путь возрождения

От имени жителей благодарила полицейских директор местной школы и депутат собрания представителей МО «Лазаревское» Татьяна Павликова: «В селе Липово 127 домов, в которых проживает около четырехсот человек, из них почти сто детей. Вы вернули спокойствие в наши дома. Все живы, здания все целы. Стоит на месте наша красавица-церковь». Она выросла в этих местах и вспоминает, как в детстве с ребятами залезали на колокольню и играли там, видели отметины войны на стенах и куполе.

Настоятель церкви протоирей Валентин Дубин рассказал о трагической истории храма и о том, как он дорог жителям поселка, как важно сегодня было его сохранение.
Строительство каменного храма началось в середине девятнадцатого века на средства помещика Г.К.Голикова и продлилось около десяти лет. Народ гордился двухэтажным храмом с колокольней, состоящим из двух пределов. Внизу предел святителя Тихона Задонского, на втором этаже – предел в честь Владимирской иконы Божией Матери.
После Октябрьской революции, в двадцатых годах прошлого века храм закрыли, разграбили и разворовали имущество. Здесь в разные годы советского времени были и мельница, и зернохранилище, и просто склад. Только в 1997 году постановлением липовской сельской администрации Свято-Тихоновский храм был передан Тульской епархии. И вот уже почти два десятка лет здесь идут ремонтно-восстановительные работы на средства прихожан и добровольные пожертвования.
Кресты на храме и купола сохранились с девятнадцатого века, времени строительства. На них многочисленные отверстия от пуль и снарядов прошедшей войны, выбоинами осколков испещрены все стены. Храм пережил революцию, гражданскую войну, выстоял в Отечественную. Нестерпимо жаль было бы потерять его сегодня.

 Бой у церковных стен

Одна из старейших жительниц села Липово, девяностолетняя Анна Алексеевна Никитина говорит, что вся жизнь ее прошла у стен этого храма. Помнит, как в 1935 году с церкви снял колокол. Перед войной и в войну она пустовала.
В сентябре 1941 года в Липово пришли, вернее, приехали на мотоциклах фашисты, расселились по домам, забирали скот, грабили. А в церковь загнали и заперли пленных и раненых солдат Красной Армии, захваченных в бою под поселком Теплое. Жители деревни носили нашим пленным продукты.
«Голодные солдаты спускали на веревках с верху из окон колокольни котелки, мы клали туда хлеб, картошку. Потом их увели куда-то.
В декабре сорок первого нам стало известно, что Красная Армия приближается к селу.
Немцы основательно готовились к отпору. К середине декабря они оборудовали три пулеметные точки. Первая располагалась на дороге в село Царево, это севернее Липова. Вторая – возле кладбища, на северо-востоке. А третья – на колокольне Свято-Тихоновского храма.
Прямо возле церкви, где сейчас здание клуба, немцы установили пушку, оборудовали артиллерийскую позицию.
Вечером 17 декабря ближе к ночи восемь советских разведчиков обнаружили и уничтожили первые два пулемета противника. А утром 18 декабря начался бой за наше село Липово. Мы спрятались в погребе. Войска Красной Армии продвигались со стороны Царева, у них не было ни пушек, ни танков.
Под натиском фашисты отступили с окраины к церкви и заняли там оборону. Пулемет на колокольне и пушка отбивали попытки наших солдат взять село. Везде было открытое место, и пулеметные очереди косили их в поле.
Бой продолжался целый день. Ближе к вечеру, обойдя с запада со стороны села Черемошня, где росла небольшая роща, и можно было укрыться, наши бойцы уничтожили пулеметную точку на колокольне и артиллерийский расчет, захватили пушку. Уцелевшие немцы отступили в сторону Плавска.
После боя, на другой день, когда село было освобождено от фашистов, мы с братом, старики, женщины стали хоронить наших убитых солдат. Вырыли братскую могилу недалеко от храма, где они полегли. Там похоронено восемьдесят пять человек. Не у всех были документы, в основном уцелели комсомольские билеты, погибшим было чуть более двадцати лет, все сибиряки.
После войны на месте братской могилы был возведен мемориал».

 Легенда?

Как снаряд от немецкой гаубицы попал в колокольню, точно из местных жителей никто не помнит. Есть предположение, что наши солдаты вначале во время боя захватили фашистское орудие и сделали из него выстрел по вражескому пулеметчику. Но другие говорят, что наоборот наши взяли первой колокольню и поливали оттуда огнем вдогонку отступающих немцев. А те напоследок выстрелили по храму. Да Бог беду отвел от наших воинов в колокольне. Застрял снаряд в стене, не разорвался. Трогать его сначала побоялись, а потом не до этого было, запамятовали.
Одна бабушка, глядя вверх на устремленный к небу крест колокольни, перекрестилась и добавила: «Стены церковные всегда служили защитой и духовной опорой людям православным. Храм обновленный – это возрожденная душа наша. Вы, защитники, не дав разорваться снаряду, не только жизни наши спасли, но душу нашу сохранили, не разрушили».

Ирина Тарасова

 

Оставить комментарий

You must be logged in to post a
video comment.